Классика жанра
Hovard Palace

Классика жанра

Hovard Palace

Эмин Кули-Заде, председатель совета директоров девелоперской компании «Ховард», живет и работает сразу в обеих столицах, а потому может сравнить архитектурные запросы москвичей и петербуржцев, найдя между ними интересные различия. Сам он в вопросах строительства — перфекционист, который убежден: учиться и развиваться нужно всю жизнь.

— Почему вы предпочли именно элитный сегмент строительства?

— Построить жилой квартал эконом класса для девелопера выгоднее, чем построить один элитный дом. Но мне всегда хотелось создавать что-то уникальное, а это возможно именно в элитном сегменте. Чтобы люди, которые будут жить в этих домах, могли сказать: да, это действительно высокий уровень. И с каждым очередным проектом я стремлюсь создать продукт, еще более совершенный, чем предыдущий. В общем, от объекта к объекту должно быть развитие — такая у меня жизненная позиция.

— Что для вас идеальный дом?

— Самое главное — это чувство надежности: когда приходишь домой, ты должен чувствовать себя защищенным. А если говорить о внешних характеристиках, в идеальном жилище обязательно должен быть объем. Не только площадь, а именно объем — высокие потолки. Честно говоря, я строю дома, которые сам считаю идеальными. Конечно, в процессе приходит новый опыт, новые знания, и мои собственные стандарты тоже со временем эволюционируют.

Hovard Palace

— Элитный сегмент жилой архитектуры часто консервативен, ведь дома строятся в исторических центрах...

— Я лично за инновации — все должно развиваться. Но считаю, что любое развитие должно отталкиваться от накопленного опыта. Пикассо и Дали, прежде чем прийти к собственному стилю, получили классическое художественное образование. И их путь к авангардизму — это эволюция. А есть люди, которые пытаются творить в современном ключе, но не обладают элементарными, базовыми навыками живописи. Если говорить о консерватизме в наших проектах, то да: мы возрождаем классический стиль в российской архитектуре, выдерживаем классические ордеры, но используем при этом современные материалы.

— Каковы различия между покупателями элитного жилья в Москве и Санкт-Петербурге?

— В Москве все нацелены на результат, а в Петербурге — на некий процесс. Это сказывается и на подходе к выбору квартиры. Москвичи и петербуржцы задают принципиально разные вопросы. Например, в Северной столице никто не спросит, как в доме устроены стены, какая система вентиляции. И мне это сначала показалось очень странным. Но, видимо, все дело в том, что это город созерцательный, и петербуржцам хватает видов. По сути, здесь элитные застройщики продают виды — то, что было создано задолго до нас. Это кардинальное отличие от Москвы.

Hovard Palace

— Кстати, о городских видах: каким вы видите решение проблемы ветшающей старой застройки?

— В этом вопросе нужна воля. Одного человека, группы лиц, всего города, — но это должна быть воля. Вот как Петр I сказал, что на болоте должен быть город, и он был построен. Так и здесь: люди должны понимать, что, если уж они живут в историческом центре, должны участвовать в ремонте фасадов. Я думаю, это решается налогами: живешь в центре — плати другой налог на недвижимость. Ведь ради этой исторической застройки сюда приезжают туристы, которые приносят городу деньги. И здесь должен быть симбиоз. Но нужно понимать, что в центре живут и пенсионеры, у которых нет денег на такой ремонт. Поэтому город должен частично брать проблему на себя.

— Если бы вам предложили реализовать проект, не подстраиваясь под окружение, в каком направлении вы бы работали?

— Интересно построить архитектурный ансамбль. Несколько зданий-высоток, соединенных между собой. В Москве уже есть пример такой застройки — «Москва-Сити». Думаю, что и в Петербурге нельзя ставить единичные небоскребы — они должны создаваться ансамблями.

Hovard Palace

— Сложно ли соблюдать баланс между принципами компании и желаниями клиента?

— С каждым человеком, который хочет купить у нас квартиру, я встречаюсь лично. Пытаюсь объяснить, что у дома определенная концепция. И мы не пойдем на компромисс: если кто-то не готов принять идеологию дома, то зачем ему здесь жить? Я искренне считаю, что люди, которые поселятся в Hovard Palace, должны быть добры-ми соседями. Разумеется, если потом кто-то решит продать квартиру, выбор жильца уже не будет зависеть от нас.

— Получается, вы надолго перебрались из Москвы в Санкт-Петербург. А какой из городов вам ближе по духу?

— Я родился и вырос в Москве, но живу на два города. В Москве у меня родите-ли, братья, друзья. Но и Петербург стал родным. Появились любимые места, круг общения — все те «якоря», которые притягивают к месту. Сравнивать эти города — как сравнивать разные музыкальные стили: иногда ты идешь на концерт рок-музыки, иногда — в оперу. Каждый из них дает мне что-то свое. И оба по-своему близки.